Strona korzysta z plików cookies w celu realizacji usług i zgodnie z Polityką Plików Cookies.
Możesz określić warunki przechowywania lub dostępu do plików cookies w Twojej przeglądarce.
Migranci w Polsce

Польша: непростой путь женщины-мигрантки. Интервью с Хеди Алиевой

Udostępnij na Facebooku
Польша: непростой путь женщины-мигрантки. Интервью с Хеди Алиевой

Хеди Алиева https://www.facebook.com/Fundacja.Kobiety.Wedrowne/

“Я всегда говорю, что хочу быть примером, чтобы показать, что человек, несмотря на свой возраст или другую религию, может найти себе место в эмиграции, если хорошо постараться”.
Так говорит Хеди Алиева, которая эмигрировала из Чечни в Польшу. Она прошла огромный путь от лагеря для беженцев до члена Совета иммигрантов и иммигранток в Гданьске (Gdańska Rada Imigrantów i Imigrantek), а также главы Фонда странствующих женщин (Fundacja Kobiety Wędrowne).

Для YAVP.PL Хеди рассказала о своей истории переезда в Польшу и адаптации здесь. 

 - Некоторые думают, что я горжусь тем, чем сейчас занимаюсь, но это не так. Гордиться, думаю, мне нечем, денег как не было, так и нет. Я - человек войны, я очень много пережила, поэтому всегда говорю: у меня есть где спать, есть квартира, есть еда. Особенного интереса к другим вещам у меня нет. На своем примере я хочу давать шанс другим людям, поддерживать их, когда это необходимо. 

Женщинам-мигранткам, с которыми я работаю, постоянно советую знакомиться с людьми, собирать как можно больше контактов и ничего не боятся. Думаю, что женщинам из Украины еще легче адаптироваться в Польше, чем остальным. Для этого нужно постоянно выходить в люди, участвовать в различных встречах, семинарах. За первое время пребывания в Польше я посетила тысяч разных проектов, семинаров и встреч.  

- Ты сначала была в Варшаве, где есть много возможностей. Почему все-таки переехала в Гданьск?
  

- В Варшаве, когда я жила в лагере, я работала с детьми как волонтер. Не хотела сидеть в лагере для беженцев, хотела чем-то заниматься. Все началось с того, что меня с сестрой пригласили в чеченский центр «Синтар». Когда мы там побывали, то я решила, что нужно туда приходить уже с детьми беженцев, которые находились в лагере, чтобы они могли учиться, развиваться в новой стране. 
 

Каждый день, кроме понедельника и вторника, я брала около 20 детей и вела их в этот центр. Однажды мне позвонила директор учреждения и сообщила, что приехали гости, которые хотят поговорить со мной, и я не должна упускать такую возможность. Это были высокопоставленные люди, в том числе муфтий Польши, представители турецкого посольства.   

Они хотели открыть школу в Гданьске и пригласили меня помогать с этим проектом. Когда я впервые приехала, то у меня были ощущения, что я здесь уже когда-то была. На протяжении трех дней я знакомилась с городом, старувкой, и почувствовала, что это мой город. Так и переехала сюда. Это было в апреле 2013 года. 

Поначалу было очень тяжело. Со мной была сестра, через несколько месяцев она вернулась в Варшаву. Две чеченские семьи уехали во Францию, а я твердо решила остаться в Гданьске. Занималась образованием детей, жила на пособие, которое получала с уженда. Денег хватало фактически только, чтобы заплатить за аренду квартиры, поэтому приходилось даже голодать.  

- Что стало отправной точкой? 
  

- Где-то в сентябре 2014 года знакомая пригласила меня на городской праздник, где я впервые встретилась с господином президентом Гданьска Павлом Адамовичем. Он с большим уважением разговаривал с нами, спрашивал, что нужно человеку, что важно
. Я сказала, что нам ничего не нужно, только жить.  

После разговора с ним я поняла, что уже никуда не уеду, и это придало мне сил. Потом я поняла, что необходимо учить польский язык и место, где бы я могла обучать русскому языку желающих. Это, например, были татары, которые хотели выучить язык своих бабушек и дедушек.

Позже я узнала о Центре поддержки мигрантов в Гданьске, там мне помогали учить польский язык. Нашли для нас учителей-волонтеров. 
 Потом увидели, что мы шьем, а у нас были свои машинки и цех в подвальном помещении, и начали приглашать в разные проекты. И так пошло.

Шитьем занималась моя сестра, а я читала, ходила в библиотеки, в музеи. Мне было так стыдно, что я чего-то не знаю, поэтому старалась больше ходить туда, где можно найти что-то для себя. Моей целью было учиться. Я представляла, что мне 6 лет, и ходила, чтобы слушать, слушать, слушать.
Не было, наверное, ни одной встречи, где бы меня не было. Сначала я ничего не понимала, но садилась на первый ряд и внимательно все слушала. Иногда бывало и так, что я засыпала. Был такой случай, я участвовала в научной конференции, во время которой уснула, и телефон выпал у меня с руки (я его держала в руках специально)… 

Параллельно я учила детей и работала с женщинами. Я видела, как много у них проблем, ведь женщины все-таки больше дискриминированы, с ними чаще всего обращаются несправедливо. Особенно это ощущают те, кто переехали сюда.   

- А как появилась идея создать свой Фонд
Kobiety Wędrowne?  

- Начиналось все с неформальной деятельности. С ужонда по делам иностранцев меня приглашали в лагерь для беженцев, как эксперта. Просили, чтобы я поговорила с людьми, которые там находились, помогла им справиться с возникшими проблемами.

Я со многими разговаривала. Среди женщин были и украинки, и граждане Казахстана, Таджикистана, Азербайджана. У каждой из них была своя история.
Я искала для этих женщин психологов, помогала освободить их из этого лагеря. Работы было очень много. 
 

Позже я почувствовала, что пора стать независимой и решила создать свою организацию. Сейчас уже от ее имени помогаю женщинам, которые имеют проблемы с польской пограничной службой. С нами сотрудничает очень известный юрист, и когда нужно, то я обращаюсь к нему за помощью. Также помогаем женщинам, которые находятся в закрытых лагерях. Оказываем помощь психолога, юриста.  

- Чем еще ты занимаешься, кроме дел в Фонде?
  

- Провожу исследования, пишу научные работы о проблемах женщин и детей. Недавно закончила работу над статьей о «использовании беженцев». Бывает, что разные организации создают проекты якобы для помощи этим людям, но не бывает результативных эффектов. Люди приходят туда, участвуют, верят, что им помогут. На самом деле отсутствует
межкультурная чувствительность. Не до конца приготовлены специалисты, для работы с этим контингентом.  

Также закончила работу над статьей “Женщины, сделанные из камня”. Это о женщинах из стран бывшего СНГ. С этой работой профессор Гданьского университета Дорота Яворская должна была поехать во Флоренцию, но в связи с эпидемией пришлось пока что все отложить.   

- Ты уже две каденции состоишь в Совета Мигрантов при президенте Гданьска, что это тебе дает?
  

- Самое интересное для меня было получить возможность познакомиться с представителями других народностей. Много чего можно было научиться, для нас проводили семинары, курсы. Каждая встреча что-то давала. Я еще не приняла решение, пойду ли на третий срок, думаю, нужно дать другим людям шанс. Здесь очень много молодых мигрантов с разных стран и, думаю, что от них будет больше пользы. 
 

У меня много планов на будущее. Мы расширяем организацию, открываем представительство в Варшаве, готовим интересные проекты. Например, в следующем году у нас будет проект, в котором будут участвовать 5 девушек, женщин-иммигранток. Для них подобрали менторов, наставников, которые будут им помогать реализовать свои мечты. Кто-то хочет открыть свою фитнес-студию, кто-то заниматься фотографией и т.д. 

Кроме этого, у меня есть мечта открыть кондитерскую, чтобы помогать бедным людям. Данный проект я хочу реализовать за деньги заработанные организацией из разных проектов. А потом буду готовить женщину, девушку-наследника, которая займет мое место. На это уйдет 5-8 лет.

Gość
Wyślij


Dobrze oceniane zdjęcia